Понедельник
25.06.2018
10:31
Форма входа
Категории раздела
Лингвистика [11]
Юриспруденция [10]
История [0]
Новости Гагаузии
Google
Освой Интернет
Гагаузоведение
Реклама
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Неофициальный сайт
    Комратского госуниверситета

    Главная » Статьи » Лингвистика

    Ж. Вардзелашвили . Наномасштабное исследование лексических единиц
    Поиск предельных составляющих человеческого высказывания может осуществляться в двух направлениях. Первый подход, достаточно разработанный (во всяком случае на теоретическом уровне), состоит в семантической репрезентации – посредством семантического метаязыка – сложных смыслов, их расщеплении на столь мелкие фрагменты, которые уже не могут быть подвержены дальнейшему разложению. Это есть попытка «сделать репрезентацию значений одновременно их толкованием» (1, 243). Такая минимизация значений позволяет также описать и отношения, скрепляющие компоненты различных выражений. Главная задача данного направления – отыскание в качестве толкования смыслов неопределяемых элементов, которые и есть тот строительный материал, из которого выстраиваются все человеческие высказывания. Иначе говоря, «цель состоит в поиске таких выражений естественного языка, которые сами по себе не могут быть истолкованы удовлетворительным образом, но с помощью которых можно истолковать все прочие выражения» (1, 252). 

    Другой подход, также достаточно разработанный в семантической науке, состоит в компонентном анализе самого слова или составляющих словоформы, анализ коннотаций слова, его потенциальных смысловыразительных возможностей. Несмотря на то, что компонентный анализ слова как на уровне прямого, так и переносного значения, признан одним из наиболее универсальных способов лингвистического исследования (2), в известных контекстах слово может порождать такие смыслы, которые в ряде случаев остаются за пределами возможностей  данного метода. Литература потока сознания, литература постмодернизма и гипертекстов, как, собственно говоря, любой  смыслонасыщеный художественный текст, открытый к толкованию, будь то «Книга Екклесиаста», «Книга Притчей Соломоновых», предполагают множество вариантов прочтения и вскрытия таких смыслов, объяснение которым мы находим  уже не на уровне известных узусу возможностей слов, а в собственной культурной памяти, в подсознательном слое психики. «В любом художественном тексте встречаются слова, несущие дополнительную смысловую нагрузку, окруженные особым коннотативным ореолом и нередко получающие символическую функцию. Чем объяснить их отмеченность? Причины могут быть самые разные. Их часто видят в сохранившихся в подсознательном слое психике архетипах, в архаичных схемах мифологического мышления (Топоров 1995; Топоров 1997), в культурных или библейских ассоциациях, ритуале или обряде – концептосфере (по терминологии Д.С. Лихачева (Лихачев 1993)), семиосфере (в терминах Ю. М. Лотмана (Лотман 1992)), в личном опыте автора, иногда в самом звучании или созвучности слов» (3, 525). Нам представляется, что «отмеченность» некоторых слов, а порой и всего микротекста, объясняется допущением,что помимо сем, поддающихся анализу на уровне компонентного исследования структуры лексического значения слова, в коннотации слова можно выделить мельчайшие частицы смыслов, заряженные очень мощной энергетикой, способной «вытолкнуть» данный смысл из глубинных пластов нашего подсознания и архепамяти. Эти мельчайшие смыслы-атомы находятся в постоянной диффузии и обладают способностью к сцеплению с другими, масштабно себе подобными, микроэлементами смысла. Это ведет к трансформации в смысловой структуре слова. В ней происходит процесс, напоминающий химическую реакцию, результатом которой может становится «выброс» на поверхность нового/неожиданного смысла-символа.

    Мы говорим здесь о смыслах,  которые не материализуется на уровне привычного декодирования слова. Это – и не  вторичная номинация, не переносное значение слова в их классическом хрестоматийном понимании. Но это нечто, что витает в наших ощущениях, как некий дополнительный смысл, как  созначение, сотканное из ощущений, и реализующееся при качественно ином культурном понимании возможностей референта. Мы имеем в виду  смыслы, остающиеся вне компонентного анализа слова, а порой и за пределами декодирования вообще, если имеет место несовпадение аксиологической шкалы, просвещенности, культурного опыта адресанта и адресата. И, тем не менее, эти смыслы присутствуют в коннотации слова,  порождают эмоциональные ощущения, причем, не только от сюжета, но и от слов, которыми этот сюжет рассказан. Это своеобразное «послевкусие» слова, и ингредиенты, составляющие именно этот аромат и есть мельчайшие частицы смысла, до которых не расщепляется слово при компонентном анализе. Однако их наличие ощутимо, а изучение есть все тот же поиск предельных составляющих мира, поиск элементов человеческой мысли, не прекращающийся со времен Паскаля и Лейбница.

    Отсутствие исследований по данному вопросу связано, на наш взгляд, с тем, что:

            а) искомые элементы смысла  ничтожно малы;

            б) наука вообще до недавних пор не обращалась к исследованиям на столь минимальном уровне, соответственно, нет инструментария и методики работы с подобным материалом;

            в) их препарация есть вопрос, находящийся на стыке проблем языка, литературоведения, психологии.

    Смысл, создаваемый за счет движения в коннотации слова мельчайших энергетически заряженных частиц смысла, может создать при константе значения, зафиксированного посредством компонентного анализа, новое созначение. Это будет еще одна ипостась слова, возможно, элитарная.

    Образующиеся лакуны в анализе значений и созначений слова нуждаются в заполнении, и в качестве дополнения к компонентному анализу слова мы предлагаем наномасштабное исследование лексического материала.

    Nannos (греч. карлик) – первая часть сложных слов, обозначающих процессы, происходящие на атомно-молекулярном уровне. Широкое распространение получили в последнее десятилетие наномасштабные технологии, без преувеличения, совершившие революцию в сфере технологических возможностей человечества. Оперирование столь минимальными элементами открывает новые возможности, грандиозным подтверждением чего стали достижения, в частности, в области физики.

    Отталкиваясь от идеи о наномасштабном исследовании, развитом в физике и понимаемом как поатомно-молекулярный анализ структуры, на который уже не распространяются каноны классической физики, мы полагаем, что возможно говорить о семантике наносмылов, как о ресурсном потенциале слова, исследование которого требует иного, «микрохирургического», инструментария.

    Первым шагом на пути наномасштабного семантического анализа лексических единиц является определение базового уровня, определение реалий, подвергающихся исследованию. Следовательно, первостепенная задача есть фиксация наносмыслов в тексте. Само понятие «текст» – предмет дискуссионный. Воспользуемся определением И. Р. Гальперина: текст есть «произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом данного документа»  (4, 18).

    Наиболее ярким полотном, репрезентирующим наносмыслы, является художественный текст. Именно он создает пространство для движения энергетически заряженных мельчайших частиц смысла. Логика нашего исследования требует отграничить понятия микротекст и макротекст. «Под микротекстом понимается любой обладающий внутренней завершенностью отрывок цельного литературного произведения… Под макротекстом понимается совокупность объединенных общим эстетико-философским содержанием тестов определенного автора (цикл стихотворений, поэтический сборник, книга рассказов, а в отдельных случаях весь корпус текстов данного автора).

    Наконец, особое значение... имеет понятие интертекст, т. е. «совокупность всех возможных интерпретаций аллюзий и параллелей, имплицитно содержащихся в  данном тексте» (5, 564).

    Для иллюстрации наших рассуждений обратимся к языку эссеистики одного из крупнейших русских поэтов XX века Иосифа Бродского. Сам жанр эссе задает эстетику и тональность языка, а мастерство мэтра возводит их до уровня философских и психологических этюдов. С другой стороны, многие из эссе И. Бродского автобиографичны, это история жизни автора, его встреч, литературных привязанностей, это, наконец, своеобразная шкала его личностной аксиологии. Для понимания языка автора такого ранга, каким является И. Бродский, эссе неотделимы от его поэтического наследия, и в единстве они составляют макротекст, о котором мы говорили выше. Без макротекста отдельные образы, созданные поэтом, остаются за пределом декодирования. Макротекст, в свою очередь, обеспечивает существование виртуального интертекста И. Бродского.

    Название одного из сборников эссе – «Поклониться тени». В название сборника вынесена классическая модель метафоры. «Большой толковый словарь русского языка» под редакцией С. А. Кузнецова 2000 года дает девять дефиниций слова тень и четыре слова поклониться:

    ТЕНЬ: 1. Темное отражение на чем-л., отбрасываемое предметом, освещенным с противоположной стороны. | О том, кто постоянно бывает с кем-л., всюду следует за ним. 2. Пространство, защищенное чем-л. от лучей солнца | Плохо освещенное место. 3. Места на рисунке, картине, изображающие наименее освещенные участки. 4. Место на лице, выделяющееся более темным оттенком. 5. Косметическое средство. 6. Отражение внутреннего состояния. 7. Малейший признак. 8. Неясные в темноте очертания фигуры. 9. Дух умершего или отсутствующего человека, являющийся, по суеверным представлениям, кому-л.

    ПОКЛОНИТЬСЯ: 1. Сделать поклон (поклоны) кому-л. в знак приветствия, почтения, благодарности. 2. Словесно или письменно через кого-л. засвидетельствовать свое уважение, внимание. 3. Обратиться с просьбой, униженно просить о чем-л. 4. Придя к священному месту, выразить свое благоговение.

    Курсивом мы отметили в словарных дефинициях те составляющие значений, которые становятся импульсом к преобразованию в значениях слов. В результате: поклониться тени = отдать дань уважения чему-то/кому-л. несуществующему. Однако макротекстуальный анализ творчества И. Бродского дает нам прочтение, которое сплетает ткань интертекста, образующуюся движением смыслоемких, энергетически заряженных частиц – наносмыслов. Так, в дефиниции к слову тень находим освещенным с противоположной стороны», подставляем из макротекста: Бродский живет в Америке, родители остались в России. Другая противоположность: родители, к которым обращены воспоминания, умерли, Бродский жив, противопоставление жизнь – смерть; «плохо освещенное место» – никто не знает о том месте, куда уходят мертвые. «Места на рисунке, картине, изображающие наименее освещенные участки»: рисунок, картина, творчество для Бродского священны; священность творчества – сакральность – икона – алтарь, катарзис,  поклониться иконе, алтарю. «Отражение внутреннего состояния»: неизбывная боль от невозможности попрощаться с родителями. «Неясные в темноте очертания фигуры»: темнота – память, расплывшиеся образы воспоминаний. «Дух умершего» – мифологизированная, библейская память. Поклониться – «сделать поклон в знак… почтения», «письменно засвидетельствовать… уважение» (эссе – письменный поклон, письменный знак благодарности и почтения родителям), «придя к священному месту, выразить свое благоговение» (творчество – священно, память – священна, место, где за чертой начинается противоположность, где кончается жизнь и начинается царство теней, где теперь родители, – священно).

    Выступая в роли препаратора прекрасного, мы находим рассудочные импульсы, приводящие в движение процессы на наномасштабном уровне в коннотациях слов, в нашей культурной памяти и психике. Наносмыслы, мельчайший пласт структуры слова, максимально связанный с контекстом, макро-  и микротекстом, образуют, в свою очередь, интертекст. Они обладают мощнейшей энергетикой, приводящей в движение семные потоки как внутри слова, так и в коннотации (Здесь мы не вступаем в дискуссию относительно соположения поля и коннотации). Очевидно, что наносмыслы связаны с полем посредством контекстуальных сем. Наномасштабное исследование составляющих смысла есть путь от макросистемы к микросистеме.

    Наносмыслы, а возможно и наносемы, следует, по всей видимости понимать как новую реалию, представляющую собой мельчайшую, но еще одну ипостась слова, и обладающую столь мощной энергетикой смысла, которая способна  «взорвать» семантическое поле потоком абсолютно неожиданных наносмыслов. Результатом энергетического взрыва смысла на наномасштабном уровне являются образующиеся «смысловые воронки», ловушки, втягивающие в своеобразную словесную игру адресанта и адресата.

     

    Литература:

    1.Вежбицка А.. Семантические примитивы // Семиотика. М., 2001

    2.Ахманова О. С., Мельчук И. А., Глушко М. М. и др. Основы компонентного анализа. М., 1969

    3.Арутюнова Н. Д. Символика уединения и единения в текстах Достоевского // Язык и культура. Факты и ценности. М., 2001

    4.Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.,1981

    5.Тростников М В. Перевод и интертекст с точки зрения поэтологии // Семиотика. М., 2001

    6.Бродский И. Поклониться тени. С.-Пб., 2000

    7.Большой толковый словарь русского языка. С.-Пб., 2000

     

    via vjanetta.narod.ru
    Категория: Лингвистика | Добавил: lord (09.06.2010)
    Просмотров: 1459 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/1 |
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *: